закрытие

Как я отказалась от Бога

Хочу с Вами поделиться своей историей, возможно, кого-то она заставит несколько иначе посмотреть на свою жизнь.
пляжВ моей жизни почему-то было очень много смертей. Когда я была совсем еще маленькой, у меня умер дедушка, до сих пор помню, как его переодевали, как плакала бабушка, а я никак не могла понять, почему люди умирают?
Когда мне было 9 лет, утонул мой папа. Вот он был, смеялся, шутил, а буквально через несколько минут его не стало. Только тело, которое не говорит, не дышит, и больше никогда не обнимет свою девочку. Этот день до сих пор остался в моей памяти. Это было воскресенье, и сначала мы ходили в парк. Катались на аттракционах, тогда я первый раз прокатилась на «Чертовом колесе». Потом мы смотрели сказку «Король Дроздобород».
А потом мы пошли купаться на Волгу, уже под вечер, вот тогда все и случилось. Насколько я помню, папа где-то запачкался и пошел ополоснуть трико. Мы даже не видели, что произошло, потому что собирали вещи, чтобы идти домой. И вдруг громко заплакал мой младший братишка. Ему тогда было всего 5, и я сразу поняла, что случилось что-то страшное. Отца нигде не было. Мы стали его звать, искать и нашли только тогда, когда кто-то за него запнулся в воде.
Неподалеку стоял лагерь каких-то студентов. Там был врач — очень молодая девушка. Она прибежала сразу же. Стали делать отцу искусственное дыхание, ведь прошли буквально какие-то минуты. Потом приехала скорая, мама поехала с отцом в больницу, а нас какой-то студент отвел домой.  Я почти спала, когда услышала, что пришла мама и сказала только одно слово «Все!» Потом были похороны и все, что полагается в таких случаях.
Я помню, как приехали родственники, как мы ехали на грузовой машине на кладбище, а изо рта у папы вытекала кровь, а мама ее вытирала платочком. А я все никак не могла поверить, что он умер, ведь если течет кровь, значит, он не мертвый? А еще помню запах, такой химический запах, там рядом был какой-то химический завод, до сих пор мне этот запах напоминает эту поездку. Как много помнит наша память, даже после того, как прошли десятки лет.
Это было 15 августа, а 1 сентября я пошла в 3 класс и у меня стало катастрофически падать зрение. Из девочки с отличным зрением я быстро превратилась в девочку-очкарика, которая ни за что не хотела носить очки, хотя и не видела дальше собственного носа. Видимо, я больше не хотела смотреть на этот мир, который так грубо лишил меня моего любимого папочки.

Потом было окончание школы, институт, замужество, рождение двоих сыновей. Мы прожили с мужем 15 лет. И вот опять вдруг, совершенно необъяснимо и неожиданно он погибает – «просто» замерз в лесу. Почему смерти моих близких какие-то скоропостижные и достаточно нелепые?  Все быстро, мгновенно и необъяснимо. 

отречениеСказать, что я была в шоке – значит, не сказать ничего. Я была просто раздавлена, мне не хотелось никого видеть, я не желала ничего слышать и вообще мне было абсолютно все равно на этот мир, хотелось только, чтобы все это закончилось как-то побыстрее, чтобы оставили меня в покое и не мешали мне плакать, а больше всего мне тогда хотелось умереть. Ведь если жизнь ко мне так несправедлива, то зачем вообще жить? Это состояние ступора не отпускало меня и в дальнейшем, несмотря на то, что я осталась с 2 детьми. Это был 1996 год, когда не платили зарплату, кто помнит — тот знает, как сложно было выживать в то время.
Я все время пыталась найти ответы на вопросы: «За что мне это? Кто в этом виноват? А вот если бы…» И ответов не было. Жила как в тумане, вроде что-то делала, как-то выживала. Но жить не хотелось.  Думаю, что тогда я вообще закрылась от этого мира, не видела ничего впереди, перечеркнула то, что было позади. Ибо воспоминания о счастливом прошлом были слишком болезненны, лучше ничего не чувствовать, ни о чем не сожалеть, никого не любить.  А ведь если человек отказывается от любви – он становится сродни раковой клетке на теле Вселенной.
Следующий урок не заставил себя долго ждать. В 2000 году убили моего старшего сына, просто уличные грабители. Опять непостижимая нелепая смерть. Но здесь все было немного по-другому. Мой сын Виктор как бы предчувствовал свою смерть и начал меня «готовить» к ней заранее. Сначала он мне сказал, что ходил к гадалке и ему нагадали смерть в 19 лет. Когда я отмахнулась, он начал писать стихи о смерти, как бы гимны, и читать их мне, когда я приходила с работы. Я их просто рвала и ничего не хотела слушать, просила выкинуть из головы дурацкие мысли. Как-то он мне сказал: «Мама, но ведь кто-то же должен умирать молодым» и взял с меня обещание, что когда он умрет, чтобы я не плакала и не убивалась, как по отцу. Он умер через неделю после того, как ему исполнилось 19 лет. Я не плакала на его похоронах. И пожалела о тех стихах, которые в сердцах порвала, не поверив своему сыну. Все было опять как в тумане, но в какой-то момент я осознала, что если сейчас не одумаюсь, то потеряю последнее, что у меня осталось – своего младшего сына. Ради него я нашла в себе силы снова открыться жизни.
закр31Я поняла главное – никто нас не наказывает. Мы сами выбрали свои уроки. Зачем моя Душа выбрала такие уроки – я не знаю пока что, но сопротивляться прохождению своих уроков означает идти против своей Души. Если мы не пройдем урок в этой жизни, он останется на следующую жизнь. Только задание уже будет сложнее, и урок жестче. Это как в школе.  В первом классе простенькие задания, а в 10 классе – очень сложные. И кто в каком классе «учится» — тот такие уроки и получает
Я поняла одно – нельзя закрываться от жизни, от любви, от Бога, нельзя никого винить в том, что с тобой случилось. Нет виноватых, нет правых. Мы все Души и мы все помогаем друг другу пройти жизненные уроки. Никто не выше никого, и все мы друг для друга Учителя.  А эта жизнь – просто школа, школа для нашей Души! И наши оценки здесь зависят только от нас, и если вдруг ситуация повторяется снова и снова — значит, мы просто сидим в одном и том же классе, и никто в этом не виноват, кроме нас самих. Только осознав, зачем нам дана какая-либо ситуация, мы сумеем двинуться дальше.
А смерть – это ведь новое рождение.  Мы уже проходили через это много-много раз – даже в этой жизни, когда рождались из тесного маминого животика в большой и неведомый мир. Я думаю, что когда мы плачем на похоронах наших близких – нам жаль себя, жаль тех, кто остался на этой Земле без их поддержки. И плачем мы о себе. Потому что мы тоже смертны, и всем нам уготована одна и та же участь. А вот кем мы родимся в следующей жизни – вот это зависит от того, сколько «классов» мы закончили за эту нашу коротенькую жизнь, какие прошли уроки, а какие оставили для проработки в следующих жизнях. Но это уже совсем другая история…

TEXT.RU - 100.00%

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *